За союзников не награждали

«Пролетели года, Отгремели бои…»

I

В длинные бессонные ночи я мысленно прохожу свой боевой путь в составе 303-го Армейского зенитно-артиллерийского полка РГК от Сталинграда до Вены через пять зарубежных стран. Сегодня ночью я «была» в бывшей Югославии.

…В сентябре 1944 года мы вступили на территорию Болгарии. Побратимы-болгары радушно встречали нас, обнимали, целовали, повторяя: «Братушки! Братушки!». Цветы, фрукты дарили нам. Особенно внимательны они были к нам, девушкам.

В этой стране мы побыли недолго. Был получен приказ: «Двигаться в Югославию». Дорога шла через горы, была очень узкой. С правой стороны отвесные скалы, с левой — глубокое ущелье. Спасибо нашим шоферам, они умело вели машины, прижимаясь почти вплотную к скале. Зенитчики шли рядом с пушками, придерживая их. Если бы пушка соскользнула с дороги на край пропасти, она бы потянула за собой машину. Слава Богу, обошлось без происшествий. Весь полк перебрался через горы и вышел на равнину.

Уже виднелся город Ниш, куда мы должны прибыть. Его недавно освободили, догорали строения, жители возвращались к своим разрушенным жилищам. Страшное горе! Слезы и страдания…

II

Недалеко от города находилось селение Поповец. Между ним и городом Ниш был аэродром, на котором базировались самолеты 17-й Воздушной армии. Этот аэродром наш полк должен был охранять.

Все делалось быстро. Копались ровики для орудий, устанавливались зенитные пулеметы, укладывались ближе к пушкам ящики со снарядами, налаживалась связь.

Отличная боевая готовность! Штаб полка, некоторые подразделения находились в селе Поповец. Сербы с радостью принимали нас, помогали во всем.

Ill

Прошло несколько дней. В воздухе было спокойно, немецкие самолеты не появлялись. Наши уходили на задания, без потерь возвращались.

Но вот… Дежурные заметили в небе самолеты. Приближаются. Опознали: американские «лайтинги». Куда это они летят? Немцев здесь нет. Ладно, пусть летят, куда им надо. Но вдруг они перестраиваются для бомбежки. Тревога! По дороге на Белград движется в это время наш стрелковый корпус. Люди. Техника. Машины. И командир корпуса генерал Котов.

И тут «лайтинги» начали бомбить наш корпус. Зенитчики в недоумении. Может в «лайтингах» немцы. Что делать? Дежурный по полку к командиру полка: «Что делать?»

Приказ: «Открыть огонь!». Двенадцать пушек, четыре зенитных пулемета мгновенно открыли огонь. Стали подыматься и наши самолеты. Такого огня американские летчики, как они потом заявляли, не видели даже от немцев.

Были сбиты четыре «лайтинга». Два летчика спустились на парашютах. Их окружили и пехотинцы и наши зенитчики, готовые расстрелять «врагов». А летчики, подняв руки, одно повторяли: «Американ! Американ!».

Разглядели их внимательно: одежда на них американская. А тут подоспел командир полка, приказал вести их в штаб. И сразу же он и начальник штаба полка отправились с ними в штаб фронта. Там их выслушали, расспросили американцев. Они ответили, что им было приказано разбомбить колонну немцев, двигающуюся из Греции. Вот они и приняли корпус генерала Котова (он погиб здесь) за немцев. (Немцы отходили другой дорогой).

Успокоился полковник Саркисян, когда сказали: «Правильно сделал, приказав открыть огонь, ведь погибло бы еще больше наших пехотинцев». И добавили: «Но за союзников награждать не будем».

 

Время движется к рассвету скоро надо вставать. Прошло 75 лет, как это было. Жива ли моя сербская подруга Лубица? Дай бог сербам хорошей жизни. Мы вместе тогда одержали Победу.

Мария Матяшова, ветеран Великой Отечественной войны.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*