«Я люблю, а значит, живу»

Я всегда искренне восхищаюсь людьми, сумевшими достойно, смиренно и терпеливо принять все перипетии, тяготы и трагедии судьбы, не утратив при этом желания жить дальше, любить и творить добро во благо другим. И сегодня мне хочется рассказать об удивительном человеке, чью силу духа я могу сравнить со стойким оловянным солдатиком — о фроловчанке, творческой личности Нине Ивановне Тамаренко.

В московской дружной семье Евгении и Ивана Руденко радовались рождению третьего ребёнка — долгожданной и желанной дочке Ниночке. Да только всего лишь две недели довелось Ивану попестать свою любимую малышку. Грянула война. В первых рядах добровольцев он ушёл на фронт. Евгению Елисеевну с детьми эвакуировали в Алтайский край. В маленьком селе Волчихинского района довелось им испытать все трудности военного и послевоенного времени — голод, холод, тяжёлый крестьянский труд. Похоронку на мужа и отца получили в сорок пятом. Погиб он геройски под Берлином. Для Ниночки село Бор-Форпост стало второй малой родиной. Здесь прошли её детство и юность. По вечерам, после трудового дня на колхозном поле, устраивали веселые посиделки с частушками да танцами под гармошку. А утром с рассветом опять впрягались в работу. Надо было поднимать страну после военной разрухи. Сейчас она частенько повторяет с улыбкой: «Я же ведь крестьянской закваски! Земля Сибирская мне силу дала!».

Здесь же, на земле Сибирской, повстречала она и любовь свою. Владимир — статный высокий красавец, потомственный землепашец, шустрый и ловкий, любимец местных девчат — удостаивал своим вниманием только Ниночку, невысокого росточка, похожую на маленького воробышка. Уж очень привлекала его эта хрупкая, слабая на вид девчонка, но с таким сильным твердым характером, что, уходя в армию, назвал он её своей невестой.

А потом два года у них длился настоящий роман. Роман в письмах. Ниночка окончила Барнаульское культпросветучилище и работала библиотекарем в селе Сосновка. Поженившись, они с Владимиром поехали в село Преображенское к его родне. Завидев издалека такую необычную пару, местные бабы встречали их возгласами: «Володька, ты кого привёз?! Какая-то маленькая, худющая. Разве такая жена тебе нужна?!». А он только посмеивался в ответ: «Да хоть миллион красавиц тут поставьте, я её выберу!».

В 1968 году переехали на постоянное житье во Фролово, поближе к родным тетушкам Владимира. Здесь и двое сыновей родились. Унаследовав от мамы такие поистине христианские качества, как смирение и терпение, Ниночка быстро освоилась на новом месте, приняла в свой дом мать Владимира, и тридцать лет прожила со свекровью душа в душу. Уважительно относилась ко всей своей новой родне, и пользовалась заслуженными любовью и признанием всех, кто был хоть мало-мальски с ней знаком. Конфликтовать, обижаться, злопамятовать Ниночка совершенно не умела, зато умела подбодрить вовремя, протянуть руку помощи, поделиться своим теплом и участием. А это во все времена дорогого стоит. Получить любимую ею работу библиотекаря удалось не сразу. Пришлось год поработать на крупокомбинате. Зато какая же была радость, когда освободилась вакансия в библиотеке на улице Ленина! В отделе культуры были тоже рады дипломированному специалисту.

Однажды в библиотеку зашёл симпатичный молодой человек, увидев новенькую библиотекаршу, он представился: «Я Анатолий Евтушенко, писатель». Ниночка улыбнулась: «А я — Нина Тамаренко, и обязательно прочту все Ваши книги!». Так началось их знакомство, переросшее в крепкую дружбу. И каждую свою вновь изданную книгу Анатолий Григорьевич приносил в дар Ниночке с автографом и пожеланиями. Уже в новую библиотеку на улице Спартаковской.

Первые свои стихи Нина Ивановна написала, когда ей исполнилось шестьдесят. Как-то так стало неожиданно получаться — слова сами собой рифмовались в строки, и из-под пера выходили то лирические откровения, то басни, а то и разудалые частушки. Поначалу чуть угловатые, не всегда складные, но Ниночка, как на наковальне, отбивала, оттачивала каждое предложение. Как-то одно из первых Ниночкиных стихотворений о любви прочла журналист Галина Козлова, и с её доброго благословения Ниночка (а теперь уже Нина Ивановна) посвятила всё своё свободное время творчеству. «Поэзия так греет промозглыми ночами, и от хандры спасает, томительной печали».

Нина Ивановна долгое время работала в читальном зале библиотеки в ГДК. Здесь был организован творческий центр «Вдохновение». Много новых стихов родилось у Нины Ивановны в этих, ставших родными, стенах.

Стихи и басни, и частушки

За мною ходят по пятам.

Дежурят ночью у подушки,

Не покидают по утрам…

 

…Уж калина сбросила лист,

Присмирела трава-мурава.

Неудачник-ветер унёс

Легковесные путы-слова…

 

Эта хрупкая женщина пережила огромную трагедию — один за другим ушли из жизни её сыновья. Мы живём по соседству в одном доме, и я с болью в сердце видела каждое утро, как осунувшаяся, почерневшая от горя и страданий Ниночка, выходит во двор, и находит для себя какое-нибудь дело: то помогает дворнику убирать мусор, то готовит грядки под цветы, размечает место для посадки деревьев. Удивляюсь, что даёт ей силы не сломаться, выстоять после такой горькой утраты? «Любовь! — отвечает, улыбаясь чуть с грустинкой, — любовь поднимает, не даёт упасть. Люблю всё живое, людей, природу, животных, птиц. Вот каштаны посадила, теперь поливать их буду, пусть растут, людей радуют. Люблю творчество! Дышу поэзией, наслаждаюсь! Внуков своих люблю Сашу и Катю. Они часто приходят ко мне, и сама я вроде молодею. Люблю наш клуб «Вершина мудрости» при Центре соцобслуживания, там мы, фроловские поэты и писатели, собираемся за чашкой чая, устраиваем конкурсы, планируем новые публикации. Люблю эту жизнь со всеми её горестями и радостями! Так что рано ещё ставить точку». Набирает из шланга ведерко воды, и торопится поливать молоденькие деревца.

Нина Ивановна – автор сборников «Частушка — русская душа», «Читатель, будь моим судьей», сборников детских сказок «Сашкины сказки», «Хрустальная зима», «Учёный кот Василий», сборник лирических стихов. Я вновь перечитываю стихи Нины Тамаренко, сколько в них душевной простоты, искренности, задора и позитива!

А еще Нину Ивановну часто приглашают в школы города и района. Она умеет находить общий язык с детьми, наверное, потому, что сама открыта и доверчива, как ребёнок. Только очень светлые, чистые делами и помыслами люди обладают этим Божественным даром — сохранить детскую душу даже в достаточно зрелом возрасте.

— Ребята, я хочу вас разочаровать, — так начинает она всегда свой монолог на творческих встречах с учащимися. — Никакого особого секрета в сочинительстве у меня нет. Просто я пишу так, как моё сердце просит. Вот, как я дышу — так и пишу. И вы пишите, не бойтесь, не старайтесь угодить! Пишите о том, что вас волнует, попробуйте изложить свою душу на бумаге.

И потихоньку начинает рассказывать, что пишет, как пишет. Откровенно делится с детской аудиторией своими переживаниями, достижениями, чаяниями. Как говорит Нина Ивановна, глаза в глаза. И дети слушают, завороженные её простотой общения и искренностью. И вот уже монолог перерастает в диалог, мальчишки и девчонки наперебой задают вопросы, и каждому уже мечтается стать поэтом! А самой высшей похвалой для себя Нина Ивановна считает слова пятиклассника Максимки: «Спасибо Вам, Нина Тамаренко, за Ваши книжки!».

Лариса Романовская.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*