Чернобыльские аисты

Александр Журкин – о драме экологической и человеческой

Наша справка

Александр Журкин, председатель Фроловского отделения Волгоградской областной общественной организации «Союз «Чернобыль». Награждён орденом Мужества за ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС. Родился в 1958 году. Окончил Зеленовскую среднюю школу, Арчединский лесной техникум, Волгоградский СХИ. Работал в Арчединской дистанции защитных лесонасаждений, горкоме партии, Ростехнадзре.

В нашем городе, на базе воинской части, в мае 1986 года формировался полк химзащиты. Люди разных профессий, кадровые военные, солдаты-срочники были призваны на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Ни паники, ни нытья не было. В то время ни у кого и мысли не возникало: ехать или нет. Партия и правительство сказали: «Надо!», народ ответил: «Есть!». И вперед. К тому же все понимали, что эту «гадость» нужно остановить, чтобы она не дошла до наших родных и близких.

Наш эшелон прибыл на станцию Вильча в нескольких километрах от Чернобыля. Вокруг всё серо, уныло, безжизненно, тоскливо. И транспаранты висят: «Да здравствует 1 Мая!». Из живых существ — только аисты в гнёздах на деревьях, видимо, не захотели бросать своих птенцов.

Местное население эвакуировали. Но некоторые жители, как и аисты, не оставили родные места. Один седой ветеран с медалями на груди встретил нас со слезами: «Мы жили мирно, дружно, а теперь – никого, словно мёртвая пустыня… Помогите справиться с этой заразой, чтобы мои жинка, дети вернулись».

Фроловчане выполняли дезактивацию заражённой территории. Заправляли вертолёты жидкостью, вроде латекса, которая прибивала к земле радиоактивную пыль. Также наши земляки участвовали в разборе завалов на АЭС, захоронении ядерных отходов, строительстве саркофага.

Потеря сознания, мучительная тошнота, головокружение, отёки рук и ног, повышение давления, страх и тревога, – всё это постоянно преследовало нас.

Радиация – враг невидимый. Её невозможно почувствовать. Находившимся в зоне отчуждения раздавали специальные приборы – дозиметры, если человек набирал свыше 25 рентген, его отправляли домой.

Когда я вернулся во Фролово, некоторое время, увидев поднявшуюся пыль, автоматически прикрывал лицо.

Чернобыль вместил в себя драму экологическую и человеческую. Здесь соседствовали высочайший героизм и преступная халатность, отвага простых людей и нерешительность, а порой трусость высокопоставленных должностных лиц.

В ликвидации последствий аварии на ЧАЭС приняли участие около 200 фроловчан. Больше 90 человек уже нет в живых, светлая им память. А из ныне живущих почти каждый второй инвалид.

К сожалению, о «чернобыльцах» вспоминают лишь 26 апреля. В остальное время они живут один на один со своими бедами и проблемами. Конечно, наша общественная организация помогает, чем может, но социальных мер со стороны государства явно недостаточно.

В понедельник в Заречном — в мемориальной зоне парка — пройдёт митинг, посвящённый 35-летию Чернобыльской трагедии. Мы почтим память тех, кого нет с нами, и будем радоваться встрече с теми, кто жив. Состоится вручение юбилейных медалей, Почётных грамот, Благодарственных писем. В своём выступлении я планирую говорить не только о памятной дате, но и призвать всех сделать прививку от коронавируса. Это нужно, чтобы защитить наше и без того подорванное здоровье. Сам я уже привился. Мы вместе победили грозный атом, вместе сможем победить и пандемию.

Записала Лидия Ларионова.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*