«Выкидыш» Юлька

Это произошло 45 лет назад. Ранним июльском утром в роддом привезли семнадцатилетнюю краснощекую деваху, диагноз: преждевременные роды. Она с порога кричала, что не хочет этого ребёнка, что чем только не травила, всякие препараты колола, а он всё не умирает… «Не хочу его! Не хочу!» — неслось по роддому.

Роды прошли благополучно для рожавшей, но ребеночек — девочка — родился весом всего 950 граммов. Старенький роддом в то время не был оснащён никакими барокамерами и аппаратами для сохранения жизни таким крохам.

— Ну что делать, всё равно не выживет… Оформляйте как выкидыш, — сказала заведующая родотделением акушеркам. — Заверните в пеленки и положите пока в детское отделение.

Люда Седова, в ту пору молодая мамочка двухлетней Галинки, спешила июльским вечером на работу. Она работала медсестрой в детском отделении и роддоме, обожала свою работу. Любила всех новорожденных грудничков истиной материнской любовью, каждого ласково звала по имени, пеленала, прижимала к груди и отдавала частичку своей души «маленьким ангелочкам», как она звала их. Люда приняла смену утреннего медперсонала и поспешила в детское отделение. Пеленая очередного малыша, услышала тоненький, едва различимый писк. Подошла к детской кроватке возле окна, там лежал совсем крошечный комочек. Он открывал ротик, размером чуть больше булавочной головки, и пищал. Люда остолбенела. Сменщица рассказала, что произошло утром. Мол, выкидышем оформили, спасти не удастся. Люда смотрела на маленький, пока ещё живой, сверточек, и сердце её сжималось от боли. Она, плача, набрала домашний номер заведующей роддомом:

— Очень прошу вас разрешить мне попробовать колоть малышке витамины в вену на головочке! В другие просто не попасть! Разрешите мне, я знаю, как колоть!

Заведующая дала добро. И вот каждую свою смену Люда вводила крошке раствор витаминов. Она обкладывала маленькое тельце грелками и пуховыми платками, завернутыми в стерильные пеленки — поддерживала постоянное тепло. Практически поселилась в роддоме. Просила ставить её на дежурства каждую ночь. Спала 4 часа в сутки. Дома с маленькой её Галкой сидела мама, муж отнесся с пониманием и помогал Людмиле по дому, как мог. А комочек стал расти, и через два месяца девочка набрала вес 2500. Люда назвала её Юлькой, так как рождена малышка была в июле. Кормила её Люда уже из пузыречка сцеженным молоком рожениц. Теперь ей помогали другие медсёстры.

Из дома Люда принесла пеленки и распашонки, ползунки, чепчики и погремушки, служившие раньше её уже подросшей дочке. Каждую смену она спешила к своей Юльке, нянчилась с ней в свободное время, а в ночную смену через каждый час прибегала в детскую, укачивала малышку на руках, тихонько пела ей колыбельную. Прошло четыре месяца. Юлька росла крепенькой, розовощекой, уже пыталась сидеть, гулила и вовсю улыбалась Люде. Люда варила дома протертые супчики-пюре, жидкие молочные кашки, и подкармливала Юльку. В роддоме её так и звали — Юлька Седова.

Придя на очередную смену, Люда, как всегда, побежала проведать Юльку, но кроватка у окна была пуста. Заведующая сказала:

— Мы нашли хорошую семью для Юли — нашей бывшей медсестры. Отдали специально в твоё отсутствие, чтобы не рыдала. Они уже купили жильё в другом городе и переезжают, чтобы девочка ничего не знала.

Люда плакала, но успокаивало её то, что она знала эту семью, как хороших, порядочных людей.

…Прошло четыре года. Утром Люду позвали в приёмное отделение. На диване сидела та бывшая медсестра с красивой русоволосой девчушкой. Люда замерла, а через секунду:

— Ююююююлькаааа!!! — схватила девчушку на руки, прижимала, целовала и шептала сквозь слёзы: — Юлька моя! Моя Юлька!..

Девочка, видимо, боялась белых халатов, вырвалась, и скорее — на коленки к маме. Та со слезами в голосе благодарила:

— Людочка, спасительница наша дорогая, век за тебя молиться буду! Спасибо тебе за это счастье! Мы и имя не стали менять в память о твоем добром сердце! Вот какая теперь у нас доченька Юлька!

Люда проводила их до ворот, ещё раз обняла и поцеловала Юльку.

Люда Седова всю жизнь проработала медсестрой в нашем городе, не раз спасала от смерти малышей. Сейчас она спасает от смерти брошенных котят и кошек, на свою небольшую пенсию покупая им еду и лекарства. А вчера, сидя вечером на скамеечке, поведала мне историю об июльской Юльке.

Лариса Романовская.

 

1 Kомментарий

  1. Очень редко встречаются такие честные и хорошие люди как Люда. Люблю и уважаю таких людей.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*