Мгновения прошлого

 

Фото из семейного архива Вячеслава Мищенко.

— На фото моя бабушка Зина с семьёй её старшей сестры. Фотография 1915 года. Бабушка из семьи казака Уланова, урядника. Семья была большой — 12 детей. Бабушка была четвертым ребенком (на фото она справа), — рассказывает Вячеслав Мищенко. — Родилась в Ютаевке (Иловлинский район, этого населенного пункта уже нет). Замуж вышла за казака Писарева.

Переезду во Фролово предшествовала следующая история. Накануне председатель сельсовета сообщил деду приватно, что их семью завтра будут раскулачивать. До сих пор не понимаю, за что — ведь хозяйство у них было небольшое, всего три коровы. Они всё бросили, сели ночью на подводу и тайно уехали всей семьей. Это был 1930 год. Маме было пять лет, сестре три с половиной года.

Во Фролово их приютила семья сестры бабушки. Чуть позже они купили дом. Это была небольшая хата, покрытая соломой, с земляным полом на улице Московской. Я был в этом доме. Позже на его месте построили новый. Сейчас и его нет. Находился он там, где сейчас расположены пятиэтажные «чешские» дома, осталось только грушевое дерево, как напоминание о той прежней жизни.

Во время Великой Отечественной войны они жили в землянке. Мать подростком ездила рыть рвы и укрепления в Качалино на противоположную сторону Дона. Обратно возвращались на перекладных — кто как сможет. В воинские эшелоны было запрещено брать гражданских, но в один товарный вагон их посадили. Какой-то солдат пожалел: «Прыгайте, девчата, прячьтесь под лавки». Так и доехали.

В войну работали в совхозе «Зеленовский». В последнее время мать часто вспоминала, как у них с сестрой опрокинулось сено с арбы, которое совхоз им выдал за трудодни. И спустя годы в её словах звучали боль и отчаяние, которые их тогда охватили. Так тяжело тогда всё доставалось.

Прадед же Уланов скрывался от раскулачивания у сына на станции Качалино. Прожил так недолго, умер в 1932 году. Его фотографий нет. Боялись, и все было уничтожено. О его могиле стало известно лишь в 1980-е годы, когда не стало уже и его сына. Станичники до сих пор помнят о нем, называя его участки «улановскими полями». Он был, как сейчас говорят, продвинутым хозяином. Разводил сады. Вполне возможно, что они положили начало знаменитым «Садам Придонья».

 

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*