Почему у доктора красный халат

Марина Марченко — о «волшебной» таблетке и маленьких пациентах

Мама боялась врачей, и когда болел мой брат, по больницам с ним приходилось ходить мне. А потом заболела мама, с ней по больницам опять я. Видела, как работают врачи, решила, что тоже буду лечить людей. Почему педиатр? Там конкурс был больше, а в молодости всегда хочется преодолевать трудности.

Лечить детей не труднее. Уколов, как правило, они боятся в первый день. Впрочем, в первый день ребёнок боится всего — ему плохо, его «вырвали» из дома, вокруг незнакомая обстановка, незнакомые люди, уколы, анализы… На этот случай у детского доктора целый арсенал выручалочек — разговоры, которые отвлекают, считалочки, похвала… Бывают и курьёзные случаи. Мама обмолвилась, что мало денег. «У папы есть деньги, я видел, он их положил», — говорит ребёнок. Мама встрепенулась: «А куда он их, сыночек, положил?».

Белые халаты дети не любят, и у нас в шкафу — красные, голубые, розовые, с майскими жуками, собачками…

Пройдите по отделению — ни у одного ребёнка нет книжки, только гаджеты. Мы просим родителей, чтобы приносили игрушки.

Самое трудное — организовать в семье единую команду поддержки лечения. Чтобы не было, когда мама говорит, что нельзя, бабушка: «нельзя, но чуть-чуть можно». Или, когда на тумбочке ребёнка-аллергика вижу шоколад и сладкую газировку. «Это мне принесли», — говорит мама. —«Дочка же видит…» — «Она не хочет». — «Уверены?»

Не существует волшебной таблетки, но волшебные правила, следуя которым и с тяжелым заболеванием можно жить долго и счастливо, есть. Называются «лечебная диета».

Дети — дисциплинированные пациенты. Часто слышу: «Нам надо идти принимать лекарства». А иного взрослого обследовали, полечили, выписали, рассказали о дальнейшем лечении, диете, а через пару недель он снова с обострением поступает в больницу…

Сегодня много детей с лишним весом. Не надо совсем запрещать здоровому ребёнку сладости, только пусть они будут не вместо еды, а после и в меру. Не надо заставлять есть полезные продукты, пусть блюдо из них будет вкусным, и тогда ребёнок съест с удовольствием. Тут уже надо постараться нам, взрослым. Я тоже мама, и варила «офицерский» суп, «рыцарскую» кашу (улыбается).

90 процентов здоровья ребёнка зависит от родителей — как зачали, как носили, как родили, кормят, делают прививки, закаливают… «У вас просто волшебные стены, — говорит мама малыша, — здесь не кашлял, а приехали домой — снова начал». Потому что в наших стенах в отличие от их дома, не курят. Вот и всё волшебство.

После того, как от столбняка умерла знакомая, я за прививки.

Методик закаливания много: моем руки и ноги водой комнатной температуры (18-20 градусов); ходим босиком на дачном участке или дома по дорожке, на которую нашиты пуговицы; танцуем кукарачу в тазике с песком или галькой; делаем дыхательную гимнастику (детей с соответствующими заболеваниями обучаем у нас в стационаре).

В детсаду у старшего сына (тогда мы жили в Казахстане) практиковали обливание по методике Иванова. А однажды пришла забирать его, а он весь в нарисованных точках — на лице, руках… «Эту надо массировать, когда насморк, эту — когда устанешь… — показывает. — Там сзади тебе ещё привет». Поднимаю его футболку — вдоль позвоночника нарисована искривлённая полоса и надпись: «Когда придёте? Ортопед». Такое послание не проигнорируешь.

Запоминаются, как правило, особо трудные пациенты. Студенткой подрабатывала в травмпункте, привезли годовалого ребёнка с ожогами, я обрабатывала. «Ты садистка, ему было так больно, он плакал», — набросилась на меня подруга. — «От того, что я сидела бы рядом и плакала, ему бы не стало легче, ему нужна была помощь». Сейчас она сама успешный доктор, и мы часто вспоминаем тот случай. (Сделав паузу) А врачи тоже плачут, когда не могут помочь. Только этого никто не видит.

У нас в отделении хорошие специалисты, массажист, ингаляторы последнего поколения, нет проблем с лекарствами, организованы физиопроцедуры, консультации с хирургом, отоларингологом, травматологом, окулистом. Хорошо налажена связь с областными больницами и медцентрами. Сейчас в отделении лежит ребёнок, прооперированный в кардиоцентре — заканчивает лечение у нас. Мы постоянно на связи с кардиоцентром. Так что заболевшие детки в надёжных руках.

Светлана Базилевская.

На фото: Марина Марченко, заведующая детским отделением ЦРБ.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*