Дон и много-много солнца

Российский писатель, литературовед, критик, лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства и многих других литературных премий, академик Академии русской современной словесности Павел Басинский родился во Фролово

«Вот я поставил себе такое условие, что никогда ни с кем не буду конкурировать. Я буду писать книгу, которую не только не напишет никто другой, но даже идея написать такую книгу никому в голову не придет», — сказал в одном из интервью писатель Павел Басинский. Его книги – это удивительные открытия и известных классиков, таких как Лев Толстой и Максим Горький, и малоизвестных, но сыгравших свою роль в истории, личностей. Конечно, интересен как личность и сам автор. А для нас, фроловчан, особенно — ведь он наш земляк. В преддверии юбилея города мы связались с Павлом Валерьевичем и задали ему несколько вопросов.

— Павел Валерьевич, что значит в Вашей судьбе город Фролово?

— Фролово – это город, где я родился и провел совсем немного времени младенцем, а потом переехал с мамой в Волгоград, где и прошли мои детство и отрочество. Поэтому Фролово в моем представлении – это такой прекрасный город, о котором я все время помню (пишу его название в разных документах, когда заполняю поле «место рождения»), но который совсем не знаю. И в этом что-то есть… Мне нравится, что я родился не в большом Волгограде, а в казачьей станице.

— Хотели бы у нас побывать? Как себе представляете провинциальный городок?

— Хотел бы. И непременно как-нибудь побываю. Представляю его себе очень просто: Дон и много-много солнца.

— Интересна ли Вам тема донского казачества?

— Интересна. Наверное, главное произведение в русской литературе ХХ века – «Тихий Дон» Михаила Шолохова. Я его читал два раза, и каждый раз испытывал потрясение от мощи этого романа-эпопеи.

— Над чем сегодня работаете, что изучаете?

— Сейчас я пишу художественный роман. В планах книга о пребывании Максима Горького на Капри. Это очень интересная история. Он там 7 лет прожил.

— Расскажите о недавнем событии или встрече, поездке, которые произвели на Вас сильное впечатление?

— Последняя поездка, из которой я только что вернулся, – фестиваль «Шукшинские дни на Алтае». Барнаул, Бийск и Сростки, где родился Василий Макарович Шукшин – великий русский писатель, режиссер и актер, причем равновеликий во всех трех сферах. Поездка была очень интересная. Вместе со мной там были другие писатели: Василий Авченко из Владивостока, Михаил Тарковский из Красноярска… Родина Шукшина – село Сростки – невероятно красивая! И памятник Шукшину на горе Пикет поражает – огромный!

— Если бы можно было попасть в прошлое, встретиться с Львом Николаевичем Толстым, о чём бы его спросили, что хотели бы узнать из первых уст?

— Не знаю. Я бы смутился. Все-таки это Толстой!

— Без чего немыслим Ваш день?

— Без компьютера и кофе. Думаю, я в этом не оригинален.

— Считаете ли современную Россию читающей страной?

— Да. Россия – одна из самых читающих стран в мире. Мы входим в пятерку стран по выпуску книг – это о чем-то говорит. Но сегодня мы, боюсь, не самая читающая страна в мире, как было раньше. Интерес к чтению падает во всем мире, у нас он, может быть, более стремительный из-за нестабильности жизни. Но читают все равно много. И будут читать. Книга никогда не умрет.

 

О некоторые книгах Павла Басинского

«Лев Толстой: Бегство из рая» (есть в библиотеке г. Фролово)

Ровно 100 лет назад в Ясной Поляне случилось событие, которое потрясло весь мир. Восьмидесятидвухлетний писатель граф Л.Н. Толстой ночью, тайно бежал из своего дома в неизвестном направлении. С тех пор обстоятельства ухода и смерти великого старца породили множество мифов и легенд…

Павел Басинский на основании строго документального материала, в том числе архивного, предлагает не свою версию этого события, а его живую реконструкцию.

 

«Посмотрите на меня»

1902 год. Австрия. Тироль… Русская студентка Сорбонны Лиза Дьяконова уходит одна гулять в горы и не возвращается. Только через месяц местный пастух находит ее тело на краю уступа водопада. Она была голая, одежда лежала рядом. В дорожном сундучке Дьяконовой обнаружат рукопись, озаглавленную «Дневник русской женщины». Дневник будет опубликован и вызовет шквал откликов. Василий Розанов назовет его лучшим произведением в отечественной литературе, написанным женщиной.

Павел Басинский на материале «Дневника» и архива Дьяконовой построил «невымышленный роман» о судьбе одной из первых русских феминисток, пытавшейся что-то доказать миру…

 

«Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды» (есть в библиотеке г. Фролово)

На рубеже XIX-XX веков в России было два места массового паломничества – Ясная Поляна и Кронштадт. Почему же толпы людей шли именно к Льву Толстому и отцу Иоанну Кронштадтскому?

Павел Басинский прослеживает историю взаимоотношений самого знаменитого писателя и самого любимого в народе священника того времени, ставших заклятыми врагами.

 

«Горький: страсти по Максиму»

Максим Горький — одна из самых сложных личностей конца XIX-первой трети ХХ века. И сегодня он остается фигурой загадочной, во многом необъяснимой. Спорят и об обстоятельствах его ухода из жизни: одни считают, что он умер своей смертью, другие — что ему «помогли», и о его писательском величии: не был ли он фигурой, раздутой своей эпохой? Не была ли его слава сперва результатом революционной моды, а затем — идеологической пропагандой? Почему он уехал в эмиграцию от Ленина, а вернулся к Сталину?

На эти и другие вопросы отвечает Павел Басинский.

 

Павел Басинский – редактор отдела культуры «Российской газеты». Его отклики на события в мире культуры, обзоры новых книг удивляют интересными фактами, читаются легко и заставляют о многом размышлять… Вот отрывки из последних публикаций.

«Писатели против историков»

…Между писателями и историками всегда шел и сегодня происходит такой негласный спор. Историки считают, что писатели часто лезут не в свое дело и пишут на исторические темы, не изучив их досконально, пишут наобум, произвольно, субъективно, толком не разобравшись и, следовательно, «перевирая факты» и делая неправильные выводы. Классический пример — «Война и мир». Негодования по поводу искажения исторических фактов, реалий Отечественной войны 1812 года начались сразу же после выхода романа в свет. Критика его как «исторического романа» продолжается и сегодня. Но воспринимать войну 1812 года не только Россия, но и весь мир все равно будет по Льву Толстому.

Историкам это обидно, понимаю. И то, что Гражданскую войну будут воспринимать по Шолохову, а историю ГУЛАГа по Солженицыну. И то, что никакие, самые подлинные исторические документы не смогут опровергнуть художественных версий этих событий. А главное, то, что это уже навсегда…

«Год единства русских классиков»

…Не нужно внушать детям, что русский классик — стопроцентный патриот. Тургенев был «западником». Его вообще как писателя открыли во Франции, и даже «Записки охотника» были напечатаны сначала во Франции. Толстой находил несовместными патриотизм и христианство, а Горький вообще мог написать: «чуждый национализма, патриотизма и прочих болезней духовного зрения»… А сколько «патриотов» сегодня обвиняют Солженицына в развале страны, чуть ли не в измене и предательстве Родины! А сколько глупостей до сих пор и говорится, и пишется о том, что Толстой виноват в революции 1917 года. А все эти разговоры о том, что Толстой — «враг христианства, потому что враг Русской православной церкви». Да и Тургенева можно за чрезмерный «либерализм» и преклонение перед западной культурой на суд истории привести и дать пожизненный срок посмертно (простите за каламбур).

Но не в этом единство этих великих людей. Их единство, во-первых, в том, что они составляют славу русской литературы и в России, и за рубежом. Это — самые известные русские писатели в мире вместе с Чеховым и Достоевским. Только не надо говорить, что это ничего не значит, и мы «сами с усами» и «шапками всех закидаем». Мировое признание не может быть результатом заговора ни масонов, ни ЦРУ. И его искусственно не сконструируешь. Во-вторых, эти люди, да, реально влияли на русскую историю. Они не были равнодушны к судьбе России и мира. Они все были общественно значимыми фигурами, их мысли становились мнением общества и меняли его развитие.

И я считаю, что правильно меняли. Лично я не хочу возвращаться ни в крепостническую страну, с которой яростно боролся Тургенев, ни в православное царство-государство, с которым спорил Толстой, ни в дореволюционную Россию, в которой Горький видел не роскошные дворцы, а лачуги, отсутствие электричества и всеобщего образования. Ни в мифический СССР, который является моей родиной, но который идеологически обанкротился гораздо раньше, чем развалился. Я хочу жить в своей стране и быть благодарным за это в том числе и своим литературным классикам.

А иначе — мы сами-то кто?..

«Новый Шолохов»

…Война, проклятая война рождает литературу. То, что убивает и калечит людей, служит источником вдохновения. Благодаря смерти возникает какая-то новая жизнь, в этом случае — в искусстве.

…Вот не знаю, как к этому относиться. Честно сказать, мне хотелось бы, чтобы этого не было. Ни войны, ни литературы о ней, сколько угодно замечательной, сколь угодно талантливой и вдохновенной.

…Я задумался об этом, прочитав мощный, потрясающий, без преувеличения, роман Сергея Самсонова «Держаться за землю» (М.: «Пальмира», 2018). Будьте любезны: новый Шолохов явился! На материале Донецко-Луганской войны писатель, которому нет и сорока лет (1980 года рождения), написал невероятно мощный роман! Читаешь, изумляешься — откуда, каким ветром это надуло в нашу насквозь искусственную литературную жизнь. Он, что ли, с луны свалился?

Сергей Самсонов написал потрясающе сильный роман. Пересказать его невозможно — нужно читать. Это — эпос. Это книга, которая бывает раз в сто лет. Но у меня опять возникает вопрос: это хорошо? Это то, чему нужно радоваться?

Неужели действительно ничего не меняется под луной, и большую литературу может порождать только война, коллективное убийство? Трупы, искалеченные люди, дети, которым не дали пожить в этой жизни, убитые женщины, старики? Неужели для того, чтобы написать мощный роман, нужна бойня? Неужели мы не в XXI веке живем, а все еще в Средневековье?

Подготовила Лариса Косьян.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*