В гости к батюшке Сергию,

или Очередь длиной в несколько веков

…В то утро как по закону подлости отменили утренние электрички из Москвы в Сергиев Посад. Можно было злиться, нервно изучая расписание поездов на платформе, а можно было воспринять это смиренно, ведь паломническая поездка — это что-то вроде маленького подвига для человека, и на пользу душе терпеливо подождать часа полтора. Электричка, маршрут которой пролегал через желанную станцию, была битком набита. Ехали стоя. Но ничего. Сердце взволнованно билось, переполняло предвкушение скорой встречи с тем, кто когда-то ушёл жить в лесную чащу, отказавшись от всех материальных благ, и стал любимым старцем у русских людей, кто благословлял Дмитрия Донского на Куликовскую битву с Ордой, мирил князей, кого по праву называют отцом Земли Русской, — мы ехали к самому Сергию Радонежскому.

 

— Молодой человек, вижу, вас плохо воспитывали! — вернул мои мысли в электричку вскипевший на сидящего паренька дедушка профессорской внешности. — Перед вами стоит пожилая женщина (он указал на стоявшую рядом с собой и смутившуюся бабулю с сумками). А вы расселись и ухом не ведёте. Сейчас же уступите место!

— Это вас плохо воспитывали! – выругался парень и остался сидеть. Бабушка молчала. Но конфликт поколений продолжался. Парень так и не встал со своего места.

 

…Сергиев Посад. Милый подмосковный городок, утопающий в зелени, встречающий кучей кафешек и киосков с фастфудом, разноцветными строениями. Сразу заметен холмистый рельеф. В этой местности, в Радонежском бору, на холме Маковец ближе к середине XIV века и поселился после смерти родителей, решивший избрать монашеский путь, мирянин Варфоломей (будущий монах Сергий Радонежский) со своим братом Стефаном. Они построили на холме деревянную церковь в честь Святой Троицы. Но брат Стефан не вынес испытаний сурового пустынножительства и ушёл… Жил и молился Сергий Радонежский в одиночестве, пока не стала собираться вокруг него братия, начал строиться монастырь…

 

Единением спасёмся

Постепенно пошла молва об игумене Сергии по всей Русской земле. В те времена Русь находилась под властью татаро-монгольского ига — Золотой Орды. Русские князья постоянно ссорились и враждовали между собой. От раздоров Русь не могла выступить единой силой, княжества были разбиты поодиночке и платили Орде большую дань. Русские люди, жившие в постоянном страхе от вражеских нападений, уставшие от княжеских ссор, от злобы и ненависти друг к другу, приходили к Сергию отовсюду. Отыскав его обитель далеко в лесу, люди своими глазами видели, как мирно и дружно живут монахи, как они помогают друг другу, и говорили: «Смотрите, они живут как родные братья! Почему бы и нам не жить так же?»

Люди просили Сергия, чтобы он научил, как им правильно жить. «Все мы дети Божии, — говорил народу игумен Сергий, — а значит, все мы братья и сёстры. Будем жить мирно, не причиняя друг другу обид, и никакие враги не одолеют нас. Единением и любовью спасёмся!», «Будем вместе, как одна большая семья, и Бог вернёт нам свободу!».

Именно в Троицкую обитель отправился великий князь московский Дмитрий Иванович (Дмитрий Донской) накануне сражения с Мамаем. Сергий Радонежский не только благословил князя на битву, но и предрёк победу. Он дал в помощь князю двух своих монахов Александра Пересвета и Андрея Осляблю.

Битва на Куликовом поле стала решающим столкновением Руси с Ордой, и хотя ещё не была Орда свергнута, началось объединение, сплочение русских княжеств вокруг Московского княжества. И этому способствовал Сергий Радонежский. Скромный монах в залатанной рясе тихим словом покорял и усмирял самых воинственных, самых влиятельных людей своего времени. Воевала с Москвой Рязань. Дмитрий Донской снова обратился за помощью к настоятелю монастыря Сергию Радонежскому. И старец пошёл пешком в Рязань. «Семидесятилетними ногами по грязям и бездорожью русской осени, верст двести!» — пораженно восклицает биограф. Летопись сообщает: «Преподобный игумен Сергий, старец чудный, тихими и кроткими словесы… беседовал с ним (рязанским князем Олегом) о пользе душевной и о мире, и о любви: «Князь же великий Олег, преложи свирепство свое на кротость и утишись, и укротись, и умились вельми душою, устыде бо столь свята мужа». И взял с Великим Князем Дмитрием Иванычем вечный мир и любовь в род и род».

 

Монастырь с 700-летней историей

…И вот мы замерли на лестнице зелёного холма перед величием показавшейся перед нами Троице-Сергиевой лавры. Кажется, и воздух здесь иной, и небо, и всё вокруг… Словно чувствуешь дыхание истории от белокаменной крепостной стены (Троице-Сергиев монастырь был вовлечен во многие события российской истории, например, в Смутное время он помог русским войскам в борьбе против польско-литовских интервентов). Сверкают на солнце кресты множества куполов, золотых, небесно-синих. Лавра — это самый большой мужской монастырь в нашей стране, на его территории расположились несколько церквей и соборов, Московская духовная академия. Скромная келья в лесу преподобного Сергия Радонежского превратилась в величественную лавру, куда стекаются паломники со всех концов света. Конечно, надо дня два-три побыть здесь, чтобы всё пройти, изучить, проникнуться. У нас было несколько часов. И так жаль, что мы спешили, что не получилось спокойно посидеть здесь на лавочке, созерцая окружающую красоту. А ещё более жалко, что не попали на службу… Смутило, сколько в этот день приехало на экскурсию в Лавру китайцев. Они очень эмоциональные, тыкали пальцами в образа, очень шумно вели себя в соборах… Но к этому экскурсоводы — слушатели Московской духовной академии — похоже, уже привыкли. Но когда одна из китаянок-переводчиц облокотилась на распятье в храме, экскурсовод в рясе не выдержал и движением руки попросил отойти… Китайцев не было только в длинной очереди в Троицкий собор. Встать в эту очередь и подойти к нетленным мощам преподобного Сергия Радонежского — главная цель нашей поездки.

— Смотрите, тот парень… — шепнул мой попутчик — фроловский старшеклассник Миша Сапунков, с которым мы пересеклись в Москве. В очереди перед нами стоял тот самый паренёк, не уступивший в электричке место бабушке. Стоял со спокойным и сосредоточенным выражением лица. Что не позволило ему уступить место? Наверное, гордыня. Ну да Бог с ним… Все мы в этой очереди — такие немощные и слабые. И едем сюда со своими «помоги», «устрой», «дай»… И этот поток людей идёт к батюшке Сергию уже веками… Ох, сколько он знает о нас…

…Мощи святого покоятся в старинной раке Троицкого собора. Этот собор — главный храм и древнейшее из сохранившихся сооружений монастыря, первое каменное здание лавры. Он был воздвигнут в XV веке на месте первой деревянной Троицкой церкви. Строился храм при содействии сына великого князя Дмитрия Донского. Здесь иконы, написанные преподобным Андреем Рублёвым. Среди них — копия его знаменитой «Троицы» (оригинал с советских времён хранится в Третьяковской галерее). В храме полумрак, и от этого старинные иконы ещё более впечатляют и проникают в душу… Удивительно, как здесь, когда читается акафист преподобному Сергию Радонежскому, сжимается сердце в покаянии… И хочется так о многом пожалиться батюшке Сергию. Но задерживаться у раки с мощами нельзя, ведь за тобой люди и люди… Все они идут за молитвенной помощью, зачастую уповая только на чудо. И есть множество свидетельств от паломников о свершившихся чудесах… Покаявшиеся излечивались от рака, от бесплодия… Многие приходят сюда помолиться о поступлении в вузы, ведь считается, что святой Сергий Радонежский помогает в учении. Из его жития мы знаём, как ему не давалась грамота, и он горячо молил Бога о помощи. Потом ему встретился старец, который не только обещал помолиться за юного Варфоломея, но и предрёк его родителям, что «Велик будет сын ваш пред Богом и людьми, он станет некогда избранной обителью Святого Духа и служителем Святыя Троицы».

Царь-колокол

…В Троице-Сергиевой лавре бьют целебные источники, и вместе с другими паломниками мы набрали домой святой воды. Постояли и почувствовали себя совсем крошечными у колокольни монастыря (строилась в XVIII веке!). Это самая высокая колокольня в России — 88 метров. Здесь в праздничные дни зовёт на литургию 72-тонный Царь-колокол. Древний Царь-колокол и другие знаменитые «голоса» звонницы в советское время были сняты. Но в начале 2000-х отлили новые.

…Среди роскоши архитектуры лавры, великолепия внутренних убранств зданий, подумалось: как сочетается это с любовью игумена Сергия к простоте и скромности? Наверное, никак не смущает его всё это великолепие, ведь создано оно во славу Божью, как похвала православной вере, в которой он видел спасение Руси. И никак не скроет красота лавры от него все болезни современной России. Преподобный отче наш, Сергие Радонежский, моли Бога о нас ..

Лариса Косьян.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*