У него учились работать и жить

 

Памяти отличника нефтяной промышленности СССР, заслуженного работника топливно-энергетического комплекса, почётного нефтяника Бориса Китаева.

Добыча нефти и газа стала главным делом его жизни. Начинал Борис Иванович оператором, стал мастером, главным инженером, руководил АНГДУ, основал новые предприятия… Работал до последнего. И до последнего оставался удивительным человеком, отзывчивым, душевным интеллигентом…

Вячеслав Мацашек, ветеран АНГДУ:

— Борис Иванович был прекрасным, честным, грамотным человеком. Действительно авторитетом. На работе всегда держал руку на пульсе. В 6.00 — в половине седьмого утра он уже на работе, раньше всех вставал. Позже и я у него взял эту привычку. В 7 утра уходила вахта, и он уже знал, куда кого направить, где потребуется более сильный специалист, куда поехать самому. Помню, случился порыв нефтепровода на Кудиновке (а на неё тогда возлагали огромные надежды, даже министр на Кудиновку приезжал). Борис Иванович тогда был главным инженером и должен всё организовать — технику, людей… Работали мы ночью. Труба большого диаметра. Котлованы копали бульдозерами. Всё это под руководством главного инженера, он не отходил, следил, чтобы никто не пострадал. Провели сварочные работы. Борис Иванович всех поблагодарил и пригласил в столовую, где для нас был организован «ночной обед». В самой сложной ситуации Борис Иванович умел сохранять выдержку и никогда ни на кого не повышал голос, не оскорблял. Умел всё объяснять спокойно, вразумительно и доходчиво.

Василий Чернецков, заместитель начальника ЦИТС «ВОЛГОГРАДНЕФТЕГАЗ»:

— Бориса Ивановича я знал больше 50 лет. Он работал с моими родителями, потом я работал под его руководством. Это был человек с великим чувством ответственности, необычайно сильный и волевой при кажущейся мягкости характера. Он был интеллигентом, хоть родом из маленькой деревушки. Обладал громаднейшими техническими знаниями, а ведь в нефтяную отрасль попал случайно — родители выбрали для него нефтяной техникум, потому что там платили хорошую стипендию. Борис Иванович стал профессионалом своего дела. Мы учились у него работать, учились у него жить. А его самого всё пытались приучить к охоте, к рыбалке. Надарили ему снастей, лодку. Каждый понедельник он обещал, что в пятницу обязательно едем… Потом переносил рыбалку на следующую неделю. Так рыбаком и не стал, но всегда мог и по рыбалке что-то подсказать.

С годами разница в возрасте становится малозаметной. Борис Иванович был для меня, как и для многих его коллег, не только наставником, но и другом, мудрый совет которого был бесценен.

Николай Виляев, мастер и геолог ООО «Промгаз», ООО «Ахтубанефтегаз»:

— Борис Иванович – человек, который всегда беспокоился о людях, о своём коллективе. Был великолепным специалистом и много сделал для развития арчединского нефтяного района (Кудиновского, Ключевского и других месторождений), для развития города Фролово. После ухода на пенсию он вложил силы в создание новых малых предприятий, таких как «Промгаз», «Ахтубанефтегаз», работа которых направлена на рациональное использование природных ресурсов региона, создавал новые рабочие места. Беспокоился о воспитании будущего поколения, у него на предприятиях всегда проходили практику студенты фроловского техникума. Отлично воспитал своих детей, которые сегодня продолжают его дело.

Из воспоминаний Бориса Китаева:

« Что я мог знать о нефти или газе в детстве в деревне, где дома отапливались дровами и освещались керосиновыми лампами? От нас до райцентра было 40 километров… Самый ближайший город по железной дороге — Сызрань, там и выбирали учебное заведение. Поступать решили туда, где больше стипендия — в нефтяной техникум. На 285 рублей (для нашего села, где работали за трудодни, это были приличные деньги) я мог прожить месяц. Ещё и покупал подарки домой — привозил на каникулах копчёную скумбрию и ставриду (это был деликатес), маме — полотенце или платок…
…По распределению отправили меня в Арчеду, а здесь закрепили за Арчединским газовым промыслом. 1 августа 1960 года я приступил к работе оператором по добыче нефти и газа 3 разряда на Ветютневском газовом месторождении. Именно там, на скважинах в Гуляевке, я принимал своё «боевое крещение».
…На открытых Зимовских газовых месторождениях я работал мастером. Давление газа – 130, и его нужно было снижать до 30 с помощью специальных регуляторов — штуцеров. По законам физики, такое снижение давления понижало температуру до -5, -10 градусов. А так как в газе присутствуют пары воды, она замерзала, и сечение трубы закупоривалось… Приходилось останавливать скважины и отогревать трубы кипятком. Сегодня, с высоты современных технологий, уже и представить трудно, в каких непростых условиях работали люди…»

Лариса Косьян.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*