Рабочий был в почёте

 

Александр Кащеев о рекордах, секретах и боли стальзаводчан

Металлургом я стал по воле случая – в институте был наплыв поступающих на факультет «станки и инструменты», и меня зачислили на «литейное производство». Я не расстроился, наоборот – на «станках» стипендия была 35 рублей, а на литейном – 45 (как минимальная зарплата в то время (1960 год)). Отец погиб на фронте, мама умерла, я рос со старшими сестрой и братом, и хорошая стипендия, конечно, была в помощь.

Работал на Куйбышевском сталелитейном заводе, когда узнал, что во Фролово открывается такой же завод. Интересно было производство начинать с нуля – и я поехал. Это был 1969 год.

Город принял меня хорошо – и на заводе коллектив дружный, и соседи приветливые, и сам город зелёный, уютный. Ещё не было нынешних пятиэтажек в центре, красивых улиц, как сегодня, уже позже в наши двухэтажные дома на ул.Разина провели воду (до этого привозили в цистернах) и канализацию, но мне здесь было хорошо, как будто вернулся на родину. Особенно понравилась вода – чистая, вкусная.

Сначала это был завод тракторных запасных частей. Мы обрабатывали катки, полученные с завода «Баррикады», и отправляли их на тракторный завод. Я работал мастером плавильного участка. В 1969 году завод переименовали во Фроловский сталелитейный. Первым директором стал Владимир Викторович Гринер.

В апреле 1970–го получена первая фроловская сталь. Первая плавкаэто было событие для завода! Все хотели посмотреть, да нельзя — производство. А в июле уже начался выпуск продукции – звеньев гусеницы трактора ДТ-75.

Мы были влюблены в свою работу. Со временем не считались — выходили ночью в воскресенье, чтобы подготовить печи к первой смене в понедельник — отремонтировать, заправить, загрузить. Утром включали, и к 8 часам формовщики принимали уже готовый металл.

Был рекорд – 1000 форм залили за смену на автоматической линии. В цеху и на проходной сразу появились рассказывающие об этом плакаты. Получили премию. Мы гордились успехами и воодушевлённые добивались новых трудовых побед.

Труд рабочего тогда был в почёте. И ценили его – зарплата рабочего была выше чем у инженерно-технического работника и даже директора завода.

Директора на заводе уважали. Владимир Викторович Гринер был строг и требователен не только к людям, но и к себе. В 24.00 – главный металлург, старшие мастера на отчёте у директора за отработанный день. А утром к 8.00 снова на работу. И он сам без опозданий.

Тяжёлыми были будни, но сейчас вспоминаю о них с радостью.

Завод проектировался и строился по последнему слову техники, но мы постоянно модернизировали оборудование, совершенствовали технологические процессы. Модернизировали плавильные печи, внедрили чайниковые ковши для разливки стали, установку приготовления комплексных связующих материалов с применением ультразвука. Только за первые десять лет смонтировали 2000 метров различных конвейеров. Построили на то время единственный в отрасли блок формовочных материалов с высоким уровнем механизации и автоматизации производства.

Вначале было секретом, что заводские изобретатели совместно с сотрудниками НИИ черных металлов внедряют новую марку стали – с применением ванадиевого шлака. Это повысило прочность выпускаемых деталей. Только на нашем заводе изобретение дало экономический эффект более 500 тысяч рублей. Это в ценах 1970-х годов.

Продукция нашего завода шла по всему Советскому Союзу и за рубеж – в Болгарию, на Кубу, другие социалистические страны. Только катков за сутки надо было отгрузить до 10 тысяч. Сколько полей вспахали те трактора…

Большая боль всех заводчан, что не стало завода. Мы не поняли суть перестройки – нам дали свободу, надо было действовать, работать, расти, а не ломать. Наши деды, отцы строили, и нам надо было продолжать строить, развиваться. Не сумели. Это самая большая наша ошибка.

Мне и сегодня снится завод – как не могу выйти из термообрубного цеха (улыбается). И сейчас могу в уме рассчитать химсостав сплава. Хорошую прошёл школу, начиная с куйбышевского завода у мастера Петра Одина и десятилетия на фроловском с Владимиром Барыкиным, Петром Аксёновым, Иваном Селезнёвым, Виктором Сапухиным, Владимиром Бузолиным, Петром Васильевым, Вячеславом Ганновым, Юрием Яровым и многими-многими другими.

Сегодня я пенсионер — поигрываю с соседями в шахматы, мальчишки зовут: «Дед Саш, давай в шашки», вспоминаю наш Фроловский сталелитейный…

Светлана Базилевская.

 

На фото:

Александр Кащеев прошёл на сталелитейном заводе все ступеньки – от мастера плавильного участка (1969 год) до главного металлурга.

 

 

Администрация города приглашает работников Фроловского сталелитейного завода и их семьи 21 июля в 14.00 в ГДК на праздник, посвященный Дню металлурга.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*