Редкая профессия — доярка

Татьяна Юсупова, оператор машинного доения родильного отделения молочного комплекса ООО «Донагрогаз»: «Сегодня доярка (хотя правильно — оператор машинного доения) — профессия редкая. Только в двух хозяйствах района есть дойное поголовье и, соответственно, доярки.

Дойка начинается, когда большинство даже сельских жителей ещё видит сны. Будильник звонит в три часа утра (или ещё ночи?) — надо успеть собраться, дойти до остановки (на ферму доярок везёт рабочий автобус), в полпятого уже быть на ферме. Так начинается день Татьяны Юсуповой, оператора машинного доения ООО «Донагрогаз».

Я всегда знала, что буду дояркой. В детстве мне нравилось с мамой и папой приходить на ферму (мама по профессии пекарь-кондитер, а работала дояркой, папа – скотником). Я смотрела теляток, мне разрешали зачерпнуть ложкой из пакета сухое молоко. Чтобы успеть к утренней дойке, мы вставали ещё до зари — в два часа ночи, но я быстро к этому привыкла. И окончив школу, пришла на ферму уже работать.

Та ферма была не чета сегодняшней: и доили коров, и кормили, и чистили за ними — всё вручную. Сегодня на комплексе работы автоматизированы. Даже шторы выставлены на температурный режим, и летом при повышении температуры в корпусе включается вентилятор. У всех коров чипы, так что специалист, заглянув в компьютер, расскажет всё про каждую: когда родилась, чем болела, телилась ли, сколько даёт молока…

Из молока наших коровок делают свою продукцию Еланский маслосыркомбинат и Волгоградский мясокомбинат.

Слово «доярка» пришло к нам из Древней Индии. Изначально оно обозначало «нянька, кормилица». Это как раз об операторе машинного доения родильного отделения молочного комплекса. Мы ухаживаем за коровками последние полтора месяца перед отёлом. Принимаем роды, первые дни нянчим теляток. Раздаиваем коров — от этого будет зависеть, сколько потом корова будет давать молока. Дойка трёхразовая, а когда требуется, то и четырёхразовая за день. И не всегда аппаратом, ведь иную корову и приучить к нему надо, чтоб не боялась.

Сегодня с утра бычок и тёлочка родились. Бывали дни, когда до десяти малышей принимали.

В группе до 150 коров, все со своим характером. Одна ласки просит — подойдёт и мордой в тебя тычет, другая взбрыкивает, не хочет, чтобы к ней подходили — строгая. Есть игривые — тянет за халат или подбоднуть норовит. Первые дни, когда коровы попадают в отделение, присматриваюсь, подмечаю характер — в дальнейшей работе это пригодится.

Я в деревне росла, так что всё могу — и на коне верхом скакать, и телёнка на свет нарождающегося принять, хлеб испечь, травы целебные в лугах сыскать… И сыновей так растим, чтобы крепко за жизнь держались. Старшему 18 лет, младшему — 17. Они и корову подоят, и огород вскопают, знают, как копейку зарабатывать — летом нанимались скотину пасти. Оба студенты, профессии выбрали практичные — автомеханик и электрик.

Городская жизнь для меня тяжёлая: ни огорода, ни скотины, с ума от безделья сойдёшь…

У меня нет странички в соцсетях. Баловство это, трата времени. Жалко его вот так, впустую, тратить.

Чего не хватает сегодня деревне? Многие скажут, что городских благ. Нет. Детсад, школа в хуторе есть, храм недавно построили, интернет есть и машины почти в каждом дворе. А вот душевность деревенская уходит, простодушие, доброта…

Светлана Базилевская.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*