Федор Крюков: «неизвестный» писатель станицы Глазуновской 

Дом-музей Ф.Д.Крюкова в ст.Глазуновской

30 августа 2017г. в Волгоградской области по юридическому адресу: 403406, Кумылженский район, станица Глазуновская, ул. Кооперативная,4 зарегистрирована благотворительная общественная организация – «Фонд писателя Крюкова Ф.Д.»

Целями создания Фонда являются изучение и популяризация творческого наследия писателя, поиск и публикация его произведений, создание и содержание культурного центра – музея писателя, который расположен на родине Крюкова Ф.Д., в станице Глазуновской, на месте усадьбы семьи Крюковых.   

 Кто же такой Ф.Д.Крюков?

В начале ХХ века это имя было широко известно в Области Войска Донского и за ее пределами – культурная общественность России знала его как подлинно народного, казачьего писателя, общественного деятеля  и  педагога.

Федор Дмитриевич Крюков родился «2» февраля 1870 г. в станице Глазуновской,  в простой казачьей семье. Его дед участвовал в знаменитом Шенграбенском сражении 1805г., отец пользовался уважением и авторитетом односельчан и неоднократно избирался станичным атаманом (атаманская насека станицы хранится в Михайловском краеведческом музее). С детства Федор познакомился с нелегкой долей казака-землепашца, на плечах которого лежала долгая воинская служба.

Семья Крюковых.  Федя  Крюков стоит в центре.

Вот что об этом писал сам Федор Дмитриевич: «Я родился в трудовой среде, непосредственно знакомой с плугом, бороной, косой, вилами, граблями, дегтем, навозом. Вырос в постоянном общении с лошадьми, волами, овцами, среди соломы, сена, зерна и черноземной пыли», и далее: «Я знаю казацкий быт; я люблю народ свой, среди которого я вырос и которому служу, мечтаю о его счастье, скорблю о нем сердцем; я – сын народа, смело могу это сказать…».

Являясь типичным представителем «казачьей глубинки», Федя Крюков, тем не менее, смог получить образование. Врожденная близорукость стала помехой для военной службы, пришлось осваивать гражданское поприще.  После окончания приходской школы в Глазуновской, будущий писатель с  отличием закончил Усть-Медведицкую гимназию, а затем – Императорский Санкт-Петербургский историко-филологический институт по классу история, география и словесность. Дальше – педагогическая деятельность в гимназиях и кадетском корпусе городов Орла и Нижнего Новгорода. За успехи в работе преподаватель Крюков Ф.Д. отмечен наградами Российской Империи.

Однако еще в студенческие годы он попробовал себя в литературной деятельности, которая постепенно стала главным содержанием его жизни. Статьи и очерки молодого писателя издаются в столичных газетах и журналах. Близорукость не мешала ему подмечать то, что ускользало от взглядов его современников. Это качество писателя сыграло с ним злую шутку. После публикации в журнале «Русское Богатство» его очерка «Картинки школьной жизни», в котором быт и нравы Орловской гимназии были настолько точно изображены писателем, что многие его сослуживцы увидели в них себя и в отношениях с ними и начальством у писателя «образовалась напряженность».

Постепенно казачество, его историческая роль и судьба заняли особое в творчестве Ф.Д.Крюкова, крепкими узами он был связан со своей малой родиной. В его произведениях мы видим фотографически точное описание разных сторон жизни и быта простого казачества, сочувствуем трудной судьбе женщины-казачки, вместе с его персонажами переживаем трагедию войн и революций в России.

Вот что он сам написал об этом: «Я любил Россию — всю, в целом, великую, несуразную, богатую противоречиями, непостижимую. «Могучую и бессильную…». Я болел ее болью, радовался ее редкими радостями, гордился ее гордостью, горел ее жгучим стыдом… Но самые заветные, самые цепкие и прочные нити моего сердца были прикреплены к этому вот серому уголку, к краю, где я родился и вырос… Я любил казака-землероба, повинного долгой воинской работе. Я издали угадывал родную фигуру в фуражке блином, в заплатанных шароварах с лампасами, в чириках, и благодушно смеялось мое сердце при звуках простодушной речи казацкой, трепетно отзывалось на тягучий мотив старинной казацкой песни…».

Современники называли его «Гомером казачества», «современным певцом Тихого Дона», «большим русским писателем»,  который открыл  перед читателем «новый до того почти неизвестный уголок жизни: уклад быта казачьего …».  Благодаря ему, читателю стала доступна «сочная яркая речь казачья с неожиданными оборотами; романтическая душа казака, его песня».

Детство и юность писателя прошли на берегах реки Медведицы, которая с незапамятных времен течет по степному раздолью, зарождаясь из двух ручьёв в отрогах Приволжской возвышенности. Ее живописные и приветливые берега часто становятся местом развития сюжета в рассказах и очерках писателя, который назвал ее «речкой Лазоревой». Вот описание вечера на реке из рассказа «На речке Лазоревой» («Русское Богатство», 1911, № 12):

«..Ильич поднял указательный, плохо отгибающийся палец, откашлялся и жидким, но приятным голосом завел:

     Ах, на речке, братцы, было лазоревой,

Средь поля, братцы, было поля чистого… э-о-оой…

  Присоединились, один по одному, голоса рыбалок, Егор залился тонким подголоском. Кудрявые фиоритуры сперва сплели причудливый узор на протяжном, немножко монотонном мотиве. Потом подголосок забрался ввысь и закатился эхом за зеленую зубчатую полосу войскового леса.

   Я встал и отошел на косу, – песня всегда красивее и мягче на расстоянии, чем вблизи. Матовым, изогнутым зеркалом лежала река, зелено-синяя, у берегов темная, закутанная тенями. Должно быть, там, за холмами, за хутором Чигонацким, садилось солнце, – не  видать его было, но горело розовым золотом белое облако на востоке. Раза два вздрогнул ветерок, мелкая зыбь посеребрила реку и улеглась. … .»

Федор Дмитриевич и сам был большим ценителем и знатоком старинной казачьей песни. Как отмечали его современники, он знал колоссальное число настоящих старинных казачьих песен, часто напевал их. Обладая приятным тенором, часто в компании подпевал на подголоске, «дишканил», поражая даже стариков своим мастерством.

В его произведениях мы часто встречаем настоящую старинную казачью песню… .

«Чем-то наша славная земелюшка распахана?

Не сохами то славная земелюшка наша распахана, не плугами,

Распахана наша земелюшка лошадиными копытами,

А засеяна славная земелюшка казацкими головами.

Чем-то наш батюшка славный тихий Дон украшен?

Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами.

Чем-то наш батюшка славный тихий Дон цветен?

Цветен наш батюшка славный тихий Дон сиротами.

Чем-то во славном тихом Дону волна наполнена?

Наполнена волна в тихом Дону отцовскими-материными слезами.!»

Этими  строками из старинной казачьей песни Федор Дмитриевич Крюков завершает свой очерк «Булавинский бунт». В нем писатель-исследователь на основе серьезного исторического анализа показал причины Булавинского восстания и высокохудожественно отразил эти трагические события давней истории. Только в 2004 г. рукопись писателя увидела свет, тогда как другое его произведение на эту тему – «Шульгинская расправа», было опубликована в журнале «Исторический вестник» в октябре 1894 г.

Популярность и авторитет Крюкова среди казаков сделали его подлинно народным избранником от Войска Донского – в 1905 г. он был  избран депутатом в 1-ю Государственную Думу, где активно отстаивал интересы своих земляков,  воинов-землепашцев. Есть сведения о том, что односельчане пожаловались Крюкову на рукоприкладство со стороны офицеров в одном из полков. Писатель через газету предал гласности эти факты, на проблему обратили внимание и неуставные отношения прекратились. Деятельность депутата Крюкова не осталась незамеченной и со стороны радикально настроенных большевиков. Ленин высмеивал его попытки найти «консенсус» между различными политическими силами, однако использовал произведения Крюкова, анализируя положение в «сельской глубинке».

С началом  Первой мировой войны Федор Дмитриевич (имеющий к тому времени титул статского советника!), не годный к службе из-за близорукости, тем не менее отправляется санитаром 1-го передового отряда  Государственной Думы сначала на Кавказский фронт, а затем, в 1915-16 – в Галицию.  Свои впечатления и наблюдения о событиях на фронте и в тылу писатель изложил в серии рассказов и очерков, опубликованных в журнале «Русское богатство», таких как «Итальянец Замчалов», «Четверо», «Около войны», «В углу», «Ратник», «Душа одна» и  других.

Являясь  сторонником наметившегося мирного процесса реформирования Российского государства, писатель не принял большевистский переворот, оправдывающий «революционное насилие» и ввергнувший страну в пучину братоубийственной бойни.

Ф.Д.Крюков не останется в стороне от надвигающихся событий, станет одним из вдохновителей сопротивления казачества нашествию «Третьего Интернационала» и примет участие в создании «Освободительной армии вольных хуторов и станиц Усть-Медведицкого округа». Написанная им поэма «Край родной» («Донская Волна», 26 августа 1918. №12.) будет знаменем казачьей молодежи Усть-Медведицкой сводной бригады, а сам он примет непосредственное участие в боевых действиях.

В бою при освобождении Михайловки от большевиков взрывом снаряда под ним убило лошадь, а писатель получил контузию. Этот эпизод приведен в книге генерал-майора А.В.Голубинцева «Русская Вандея. Очерки гражданской войны на Дону», эпиграфом к которой стали строки из поэмы «Край Родной» Ф.Д.Крюкова. Описанию событий гражданской войны на Дону посвящены его очерки, статьи и рассказы, такие как «В углу», «Новым строем», «В гостях у товарища Миронова», «Усть-Медведицкий боевой участок», «После красных гостей» и другие, ставшие сейчас доступными читателю.

В августе 1918 г. Ф.Д.Крюков был избран Секретарем Войскового Круга области  Войска Донского, редактировал правительственные «Донские ведомости», был директором Усть-Медведицкой гимназии. Одновременно он продолжал свою литературную деятельность, надеясь донести до читателей правду о событиях, происходящих на его малой родине. Писатель Крюков останется со своим народом и в трагический период его истории.  Отступая вместе с Донской армией, он заболеет тифом. В феврале 1920 г. Федор Дмитриевич Крюков обретет вечный покой в холодной кубанской степи, вдали от берегов тихого Дона… .

После 1920 г. его имя незаслуженно забыто, исчезло из всех энциклопедий и литературы советского периода. Только в 1990 г. был издан первый после 1917 г. сборник его ярких рассказов, написанных сочным и  живым языком. В них читатель найдет много интересного о нравах и быте населения Области Войска Донского, о жизни казачества в России в предреволюционный период  и о событиях гражданской войны, очевидцем и участником которых был писатель.

 К 150-летию со дня рождения нашего земляка, замечательного донского писателя Ф.Д. Крюкова благотворительный Фонд «Сохранения творческого наследия писателя Крюкова Ф.Д.» (ИНН-3456003821)  проводит сбор средств на издание первого в России Собрания сочинений писателя в 5 томах.

Основную часть тиража этого издания  Совет Фонда безвозмездно отправит в библиотеки школ Волгоградской и Ростовской областей (Донская обл.), библиотеки казачьих кадетских учебных заведений.

В настоящее время некоторые произведения Ф.Д.Крюкова, опубликованные при содействии Фонда, можно приобрести в книжных магазинах г.Михайловки и г. Фролово, либо ознакомиться с ними, а также с биографией писателя и фотоматериалами на официальном сайте Фонда: krukovfond.ru

 Вице-президент Фонда писателя Ф.Д.Крюкова Профессор Мурашкин И.А.