Долгий последний путь,

или Что пережила фроловская семья из-за халатности сотрудников Михайловского патологоанатомического отделения

Когда уходит из жизни родной человек — это горе и утрата. Вместе с тем – это хлопоты, связанные с похоронами. А если ещё назначено вскрытие?.. Сегодня в городе морг закрыт, фроловчанам приходится везти умерших на патологоанатомическую экспертизу в Михайловку.

Так, в жаркий день — 23 июня — повезли родные в соседний город покойного Николая Лымаря. Николай Николаевич всю жизнь проработал водителем в автоколонне, проехал сотни тысяч километров. И всегда с радостью возвращался домой. Знал бы он, каким будет его последнее возвращение…

— В морге нам сказали, что неизвестно, когда проведут вскрытие, ведь мы попали под праздничные выходные, — рассказывает сноха покойного Алевтина Лымарь. — Нам должны были отдать тело либо 26, либо 27 числа. Мы договорились и с похоронным бюро, и с батюшкой, что если что, похороны перенесём на 27, только кафе с поминальным обедом было под вопросом. 26 июня с 6 утра решали все вопросы по похоронам. Около полудня нам сообщили из морга, что мы можем забрать тело нашего дедушки, для этого нужно привезти гроб и одежду. Муж с моим отцом, с другом, с зятем поехали. В морге взяли у них гроб и одежду и попросили выйти. Потом выкатили гроб. Покойный был одет в привезённую одежду, голова покрыта марлей, а ещё на голове был пакет. Сотрудники морга сказали, чтобы до выноса тела пакет не снимали, это для сохранности, ведь жарко… Похороны были назначены на полчетвёртого. Без десяти три я его открыла… И закричала. В гробу лежал совсем другой человек. Мы были в шоке. Я стала звонить в полицию: «Вы понимаете, у нас дома лежит труп чужого человека». Просила приехать, запротоколировать. Никто не приехал. Позвонили в морг — там только сторож. С помощью нашего родственника — председателя Совета ветеранов Дмитрия Дмитриевича Полунина — связались с Михайловской прокуратурой, где нам подсказали сфотографировать труп и везти обратно в Михайловку. Представляете, что мы пережили? Везём труп чужого человека, не знаем, на месте ли тело нашего дедушки… У морга нас уже встречали и полиция, и начальник морга.

В морге сказали: «Извините, перепутали». Выдали нам тело нашего дедушки. Мы поехали во Фролово. Дай бог здоровья директору МУП «Похоронное бюро» Олегу Анатольевичу Шайкину, который поговорил с рабочими, и ребята задержались для захоронения до вечера. Только 10 минут постоял гроб у двора, чтобы родные и друзья могли попрощаться с покойным (мы их быстро обзвонили). Похороны закончились в восьмом часу.

…А что было бы, если бы Николая Лымаря захоронили чужие люди?

Родные покойного сначала сомневались, стоит ли придавать огласке случившееся. Но они не хотят, чтобы подобное произошло ещё с кем-то. И говорят о наболевшей теме — о необходимости открытия морга во Фролово. Напомним, этот вопрос ставят местные власти перед Облздравом, но пока он не решён. Реконструкция морга требует больших затрат, выделять средства на это из местного бюджета по закону нельзя — это будет считаться нецелевым использованием средств, ведь морг относится к областной структуре.

Лариса Косьян.