Рука мастера

А. Вишняков до самой смерти не оставлял любимого дела.

Факсимиле «фото Вишнякова» – знак качества

Красный обоз: хлебозаготовки в х. Фролов, конец 20-х — начало 30-х годов.

Сегодня фотография – одно из популярных увлечений, соцсети переполнены снимками с праздников, путешествий, Последних звонков и проч. Но когда-то, чтобы сфотографировать себя и свою семью, фроловчанам приходилось обращаться к единственному в хуторе фотографу – Авксентию Вишнякову. Это был настоящий мастер своего дела, благодаря которому удалось запечатлеть более чем полувековую историю Фролово. В нынешнем году исполняется 150 лет со дня рождения первого фроловского фотолетописца.

 

В этом красивом, «благообразном старце», как выражались в давние времена, угадывается какая-то другая Россия, с иной культурой, энергетикой, духовностью. Даже имя Авксентий – одного из христианских святых – говорит о том, что родители были верующими и сына, скорее всего, назвали по святцам. Все, кому довелось фотографироваться у Вишнякова, вспоминали его как добродушного, вежливого, учтивого человека, умевшего найти подход к каждому клиенту. Да и лица на старых карточках кажутся спокойными, одухотворёнными, что тоже, в какой-то степени, достижение фотомастера.

Ученики высшего начального училища со своим учителем, х. Фролов, 1915 год.

– В хутор Фролов Авксентий Иванович приехал в 1911 году, – рассказывает директор Фроловского краеведческого музея Николай Ермольев. – Где находилась тогда его фотомастерская, установить не удалось, а в предвоенные годы она располагалась рядом с его домом, в переулке Библиотечном (это между улицами Народной и Спартаковской). Недалеко от вокзала стояла тумба с образцами фотографий. К Вишнякову шли не только фроловчане, но и жители ближайших хуторов. Во время бомбардировок немецкой авиации нашего города в 1942 году ателье было разрушено, некоторое время после войны оно находилось в х. Грачи. Работы Вишнякова, несмотря на то что им по многу лет, не пожелтели, не выцвели, это говорит о прекрасных фотореактивах, которые были в умелых руках. Многие снимки наклеены на плотное паспарту, в нижнем углу типографское тиснение: «Фото-ателье А.И. Вишнякова. ФроловЪ, Обл. В.Д.» (Область Войска Донского. – Прим. авт.). До революции было принято ставить личный штамп мастера – своего рода знак качества. Интересно, что этот же штамп встречается и на снимках 20-30 годов, хотя никакой Области Войска Донского уже не было. Видимо, Вишняков пользовался старыми запасами фоторамок. Более поздние фотографии обезличенные (в советское время, как известно, не приветствовался индивидуализм), лишь в отдельных случаях мы видим чернильную запись «Фотограф Вишняков», но её делали сами хозяева снимков.

Коллектив сотрудников Сталинградского исполнительного комитета, 1927 год.

Наиболее ранние работы Вишнякова, хранящиеся в фондах краеведческого музея, – фотографии учащихся и учителей дореволюционных образовательных заведений х. Фролова. На других на нас сквозь время смотрят донские казаки, краснофлотцы, первые колхозники, фронтовики, есть семейные и производственные портреты – всё это уникальное достояние, которое оставил нам первый фотограф.

Прожил Авксентий Вишняков 101 год. Практически до самой кончины в 1969 году он продолжал заниматься любимой работой.

«В 50-х годах я фотографировалась у этого довольно пожилого человека, точнее уже глубокого старика, не оставлявшего своего любимого дела до смерти. А вот недавно узнала от моих собеседников, что видели они фото Вишнякова с датой «1913год». Сколько же десятилетий радовал фроловчан этот истинный мастер-творец!» – читаем в книге Галины Крутовой «Здравствуй, милый город: Несколько страниц истории Фролово» (1996 г.).

В личном архиве Галины Крутовой хранятся эти два послевоенных снимка.

– Мама решила запечатлеть шестилетнюю дочку (то есть меня) в день рождения в обновке – новом клетчатом пальто, – рассказывает Галина Петровна. – В фотоателье Вишнякова отправились вместе с младшей маминой сестрой Аней Амелиной (она на втором снимке). Сначала сфотографировались втроем. Потом фотомастер, обратив внимание на мою «прическу», предложил маме: «А давайте-ка я сделаю портрет этой девочки с чубчиком мальчика и быстрыми глазами». Я, помню, спросила у мамы про «быстрые» глаза. «Это значит внимательные», — последовал ответ. После меня Вишняков сделал портрет тети Ани, который бережно хранится у меня все эти годы. Жизнь этой молодой женщины была трагичной и довольно короткой. Она умерла в 28 лет. В годы войны ей пришлось переносить холод в будке железнодорожного диспетчера, после войны, сколько ни лечилась, не смогла победить болезнь. Владея удивительным каллиграфическим почерком, тётя Аня успела поработать в райкоме комсомола, где выписывала документы.

Образ самого Вишнякова сохранился для потомков благодаря фотокорру газеты «Вперёд», позже главному редактору Николаю Любимову. Он заглянул как-то в гости к фотохудожнику обсудить секреты мастерства.

«Чуть более часа мы беседовали с Авксентием Ивановичем, – вспоминал Николай Любимов на страницах газеты. – Беседовали как коллеги, потому что оба были глубоко увлечены искусством фотографирования. Беседа получилась задушевная, без принуждения. Запомнился мне известный мастер добродушным старичком с копной поседевших волос и цепким взглядом. Мне даже посчастливилось сфотографировать этого удивительного человека. К сожалению, в тот же год Авксентий Иванович ушёл из жизни…»   

Лидия Ларионова.

Редакция благодарит сотрудников Фроловского краеведческого музея, Николая Любимова и Галину Крутову за предоставленные фотоматериалы.

Опубликовано в №65-66 от 2 июня 2018 г.