И поехал «забивать кол»…

Леонид Ефимович выглядит молодцом, и не скажешь, что ему 86. «В поликлинике пожилым помогают бахилы надевать, а мне говорят: «Сами справитесь», — улыбается мой собеседник.

Для журналиста — он находка: первопроходец нефтяной отрасли! Для фроловчан-нефтяников – «тот самый Болдырев из УБР»! Живёт Леонид Ефимович в Волгограде, но часто приезжает во Фролово к детям и внукам. За чашечкой чая он поделился с нами своими воспоминаниями.

Профессию мне выбрала тётя. Когда отец служил, маме было не под силу меня учить. Родственники из Грозного забрали меня к себе. «Поступать ты будешь в нефтяной техникум. Эти люди сейчас очень востребованы», — прозорливо решила тётя. Нефтяникам тогда хлеба выдавали кило двести, в то время как другим по 400 граммов. Окончил я техникум. Предлагают мне по распределению: «Дагнефть», «Азнефть», «Небитдагнефть», «Саратовнефтегаз». Я как русский город услышал, так и согласился. Рядом с техникумом был институт, многие туда пошли поступать, а я рвался на производство. Маме порадовался, что еду осваивать «второй Баку», так тогда называли открытые месторождения от Саратова до Казани (не уступающие бакинским).

На мне — отцовские шинель, хромовые сапоги, через плечо военная планшетка (до сих пор её храню), вот таким я приехал в Саратов в управление. Не забоялся ничего. Война нас взрослыми сделала… «Для того чтобы стать людьми, вам нужно поехать туда, где только кол забивают. А здесь — ветераны, они вас затрут, вы будете никем», — сказали мне и двум другим ребятам в Саратове. И мы согласились «забивать кол». На машинах, груженных лесом, отправились в село Жирное Сталинградской области. Подъезжаем – деревушки-развалюшки вокруг. Первая мысль была: «Куда мы попали?». После Грозного-то…Это сейчас – красивый город Жирновск. А тогда, в августе 1949 года, – село Жирное в одну улицу.

Первую нефть в Жирном получили за месяц до нашего приезда. Пробурена была одна скважина, работала одна буровая бригада. Меня приняли помощником бурильщика, и я с гордостью начал трудиться. Помню свои «подъёмные» 900 рублей: большие красные тридцатки я сложил в планшетку, слюнил пальцы и важно доставал, покупая продукты.

На буровых жили в землянках: выкапывали яму, накрывали, ставили плитку на дизтопливе… Особенно трудно было зимой, когда держались сорокоградусные морозы. Из дома до буровой добирались и на санях, и на лодках (когда весной разливалась река).

Стал бурильщиком, дали мне вахту, проходка у нас была хорошая. Ставят меня буровым мастером. За 6 месяцев по плану надо 1100 метров пробурить. Мы бурим за 4 месяца. За это выбрали меня делегатом в Сталинград на 14-ю областную конференцию.

Мне посчастливилось стать участником открытия Жирновского, Бахметьевского нефтяных и Добринского газоконденсатного месторождений.

Словами не передать, как радуются буровики фонтану нефти. А какое бывает разочарование. В Суровикино (2 года я возглавлял там Управление буровых работ), например, нефтеносность района не подтвердилась. На 2 километра пробурим – ничего…

Девушка с блокнотом на памятнике во Фролово – словно моя жена в прошлом. Она работала на буровых коллекторшей (учётчицей). 9 квартир сменили мы с ней за 45 лет моего стажа. Дочки меняли школы, но никогда я не слышал слов возмущения или недовольства, настолько они всё понимали, поддерживали меня. Дочки отлично учились, были активистками.

С первым буровым мастером города Фролово Идрисом Алтынбаевым я познакомился в Медведицкой (Жирновский район). Его прислали к нам старшим буровым мастером. Образования у него никакого, но запомнился сообразительностью, трудолюбием. Если происходила авария, звали его. Очень вежливый, шутник – быстро вписался в наш коллектив.

Как попал во Фролово. В 60-е годы открывалось тут крупнейшее Кудиновское месторождение. Чтобы его поднять, нужен был комплекс мероприятий. 12 буровых на месторождении! Меня ставят начальником диспетчерской службы. Тогда начали переходить на радиосвязь. Мои самые интересные годы работы прошли во Фролово. До этого – бурим и бурим. А тут – целая система организации и контроля. Мы добились таких результатов: 1200 метров бурили за месяц. Помню, как по решению головного управления организовывали круглосуточное питание на буровых (60-е годы): наконец-то не будет у буровиков гастритов — открылись столовые.

Тогда весной разливалась речка Арчеда так, что отрезала нас от буровых в Дубовом. Мы сделали базу со стороны Терновки, натянули канат и перевозили людей.

С какими замечательными людьми довелось мне здесь работать! Буровые мастера: Олег Дорофеев, Валентин Гаврилин, Виктор Гайдамакин. Какие руководители-умницы: начальник УБР Александр Иванович Майоров, начальник АУТТ Вячеслав Анисимович Макеев, начальник эксплуатации Иван Трофимович Давыдов. Мои помощники-заместители: Пётр Мазлов, Павел Васильев, Модест Ратке – все участники войны. Профессионалы своего дела: Светлана Михайловна Проценко, Борис Иванович Китаев, Вера Семёновна и Пётр Иванович Старосветсковы, Василий Павлович Шляхторов, Адольф Иванович Чижов.

Память моя может подвести в быту, но все производственные моменты сохраняет до мелочей. Скажут мне сейчас: «Построй буровую», и я это сделаю.

Лариса Косьян.

 

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.