Сколько у сапожника сапог?

Владимир Чекомасов, мастер по пошиву и ремонту обуви.

Владимир Чекомасов о том, что вредно для обуви и что она может рассказать о владельце

…Сапожником я стал случайно. После службы в армии искал работу, мастер в Доме быта взял меня учеником. Это было в 1991 году.

Два дня я смотрел, как работает мой наставник Николай Тимофеев, ужасался потихоньку, как я этому всему научусь. Потом мне дали крючок, и я весь день прошивал один сапог (смеётся). Когда поднаторел, стал работать самостоятельно. Помню первые сшитые женские туфли-лодочки (вздыхает, улыбаясь). Ничего, научился.

Сегодня выполняю любой ремонт обуви.

Моя профессия одна из самых давних. Ученые нашли экземпляры обуви, которым больше 8 тысяч лет. Мастерить себе обувь подтолкнуло древних людей изменение климата. Первые в истории человечества ботинки, по догадкам исследователей, представляли собой нечто вроде портянок из медвежьих шкур, утепленных изнутри сухой травой.

Любопытно, что только в последние 200 лет люди стали делать раздельную обувь — для ношения на правой и левой ногах.

Лет двадцать, наверное, никто не заказывал шить обувь. Только ремонт.

Работать сегодня легче. Раньше материал на фабриках выпрашивали, доставали его, где только могли, сейчас — в магазине на выбор. Сами подошвы делали — вырезали из резины, распускали её, формировали… Сейчас готовые продаются. А вот качество обуви стало гораздо хуже.

Необычный заказ? Принесли в ремонт женские туфли 45 размера. А как-то раз — унты.

Заметил, что женщины ремонтируют обувь чаще. Наверное, потому что у женщины обуви больше, чем у мужчины. У меня самого — по паре на сезон.

Иногда одна пара сапог возвращается ко мне не единожды. То набойка, то замок, то другая проблема. Давним клиентам благодарен, что выбирают мою мастерскую. Есть и те, кто со мной со времён Дома быта.

Бывает, спрашивают, принося обувь: «Что лучше — отремонтировать или выбросить?». Вижу, что второе — так и говорю. Честные отношения важнее, чем лишняя заработанная сотня.

Хорошо, когда понимают, что не всегда из старой обуви можно сделать новый шедевр.

Дорогая обувь тоже попадает в ремонт.

Сапожник без сапог это и про меня. Свою обувь ремонтирую в последнюю очередь, и для себя уже не так стараюсь. Однажды бабушка принесла сапоги в ремонт: «Сделай, сынок, как для себя». — «Ой, — думаю, — бабуля, вряд ли тебе это понравится».

Никогда не стеснялся своей профессии. А почему я должен стесняться? Я честно работаю, честно зарабатываю. То, что не в костюме и без кресла, так можно и костюм надеть, а вот в кресле неудобно — у нас специальные стульчики.

Что вредно для обуви? Когда за ней не ухаживают.

Удобную обувь и хорошую кровать французский драматург Марсель Ашар назвал «едва ли не самыми важными вещами в жизни. Ведь мы всю жизнь либо в кровати, либо в обуви».

Обувь может многое рассказать о владельце. Например, о жизненных принципах — что человек ставит выше — удобство или моду; о характере — у добросовестного человека и поношенные ботинки выглядят безупречно; о походке — по истертости на обуви; о достатке…

Главное в работе сапожника — чтобы результат был незаметен. Не видно латку, значит, мастер делал.

Светлана Базилевская.