Гроза должников

 Светлана Богачёва – заместитель начальника службы судебных приставов, советник юстиции 3 класса. Многодетная мама.

Светлана Богачёва – о бабушкиных кредитах, бессовестных отцах и суровом законе

…Встречает ли судебный пристав с улыбкой? Конечно, я же человек, и ко мне приходят люди. И даже если приходят агрессивными, начинают с крика, сначала пытаюсь усадить, успокоить, выслушать.

Ни суда, ни прокуратуры, ни милиции не было бы, если бы люди жили по законам, по совести. А так как люди между собой не могут нормально сосуществовать, работают эти институты принудительного исполнения и контроля.

В любом исполнительном производстве какая-то сторона будет недовольной: или взыскатель, который никак не дождётся погашения долга (а взять с должника нечего), или должник, которому приходится порой расплачиваться своим имуществом.

Сейчас у меня в производстве 130 исполнительных документов. Это не так много, когда начинала работать в службе 10 лет назад, было и по 3 тысячи дел на одного пристава. Как заместитель руководителя, работаю по двум направлениям: решения суда по неуплате штрафов за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, а также розыск должников и их имущества.

Любимая поговорка: «Долг платежом красен». Ответственные, совестливые люди вовремя оплачивают штрафы, спешат заплатить за коммуналку, получив зарплату или пенсию, расплатиться по кредитам, раз уж их взяли…

Сотни папок строго структурированы: эти – для выполнения не позднее суток, на эти у меня 10-дневный срок… Стопка вдоль, стопка поперёк, стопки слева и справа – на моём столе строгий порядок.

Жальче всех бабушек, которые берут в микрофинансовых организациях кредиты на лекарства, не вчитываясь в договоры. Потом бабушка сильно заболела, попала в больницу, платёж просрочила, проценты набежали баснословные… А банк ничем не рискует. Банки любят работать с пенсионерами, ведь у тех есть постоянный доход.

Алиментщики – чаще всего находишь их в каких-то притонах, пьющими, потерявшими человеческий облик. К кому взывать о совести? Бывают и другие категории. Например, мужчина отказывается платить алименты на ребенка, потому что у него есть вторая семья, которую тоже надо содержать. Или, бывает, бывшая жена запрещает отцу видеться с ребенком, настраивает ребенка против него. Мужчины обижаются, охладевают к детям… Мне, как маме, этого не понять. Нет оправданий отцу, который забывает про своего сына или дочь.

На работе я в первую очередь исполнитель закона. Как говорится, закон суров, но это закон. Самое гуманное, что я могу предложить должнику (опять же по закону), – обращаться в суд за предоставлением отсрочки.

Дома я легко и быстро переключаюсь на детей, на быт. Недавно подарили дочке собаку – маленького той-терьерчика, теперь нянчимся с ним.

Что снится судебному приставу? Ничего. Несмотря на нервную работу, я очень крепко сплю.

Лариса Косьян.