Судьба казачки Моти,

или Горькая история, произошедшая в моём родном хуторе Ендовском (Серафимовичский район)

У нас на хуторском кладбище есть четыре могилы. Они рядом. В них похоронены мои дедушка и отец, мачеха Поля и сестра отца, моя тётя Мотя. О ней и пойдёт речь.

Её мать умерла, когда Моте было десять лет. Росла девочка скромной, трудолюбивой, была красавицей. Замуж её выдали за вдовца Абрама Быкадорова, у которого жена умерла при родах. Родители умершей дочери — супруги Хорохоркины — не отпустили зятя, а женили на девушке Моте.

В мире и согласии жили Хорохоркины с Абрамом и Мотей, у которых уже были две девочки Нина и Нюра. Но вот наступили тяжёлые времена — началось раскулачивание. Выселяют из хутора фельдшера Петра Спиридоновича Хорохоркина и его семью, увозят аж в Архангельскую область. Тяжёлая голодная жизнь в холодном и далёком краю. Умирает маленькая Нюрочка, болеет и вторая дочка. Молодая мать вне себя.

И тут появляется у них на выселках земляк — хуторянин Иван К. (имя изменено). Зачем он приехал в такую даль? У Ивана и его жены не было детей. Они и решили взять приёмыша. Вот и приехал он сюда, чтобы взять у Абрама и Моти их девочку Нину. Родители не соглашались. Тогда Иван предлагает такой вариант: с девочкой поедет и мать. Чтобы спасти от смерти вторую дочку, родители согласились… Абрам сделал большую ошибку, отпустив жену.

…В хуторе Мотя с дочкой стали жить в доме Ивана. Мотя ведёт хозяйство, девочка на глазах. Но у Ивана ещё и виды на Мотю. Угрозами, разлукой с дочкой он добился того, чего хотел. А когда Мотя забеременела, он решил избавиться от неё. Строчит донос в милицию, что, дескать, Мотя сбежала с выселок. Ему верят, ведь он хуторской активист (не одним кулацким сундуком попользовался, принимая участие в раскулачивании). Мотю арестовали и посадили в Усть-Медведицкую тюрьму. Страшное горе обрушилось на молодую женщину: дочку отняли, муж далеко, а тут ещё и беременность. И решилась она избавиться от ребёнка. Осень, холод, а её, больную, как и других, заставляли мазать тюрьму. Простудилась Мотя и умерла…

…Поехал её отец со старшей дочерью в Усть-Медведицкую тюрьму. Вынесли Мотю на носилках, прикрытую пуховым платком. Чистое лицо, чёрные волосы, будто уснула молодая казачка. Стоит около неё седовласый отец, опустив голову, а рядом его дочь Груня да несколько санитаров (сохранилась такая фотокарточка).

… Привёз отец свою любимую дочь на санях в хутор. Совершили обряд и похоронили Мотю рядом с матерью. Её дочь Нина продолжала жить у приёмных родителей. Заменили ей фамилию и отчество. Жила она, как потом рассказывала, на положении работницы-батрачки, а не любимой дочери. Выросла, выдали её замуж, родились дети. Часто можно было видеть Нину на кладбище, убирала могилу родной матери. Ставила цветы и горько плакала.

P.S. Абрам бежал из ссылки, но спасти жену не успел. Жить ему в хуторе было нельзя, и он подался на Кавказ. Во время войны работал в госпитале и при бомбёжке погиб…

Страшные были те времена.

Мария Матяшова.

 

1 Kомментарий

  1. А у Абрама Быкадорова были родственники в х.Ендовском,которых репрессировали?

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.