Не смиренная пощёчина

Быть смиренным – это быть покорным рабом?

«Митрополит Филипп смиренным был или нет? Помните историю? Он, этот святой, с гневом обличил самого Ивана Грозного. Он знал, на что идёт? Знал. Сам Христос, который сказал: «Научитесь от меня, ибо я кроток и смирен сердцем», взял кнут и кнутом изгнал из храма торговцев. Мы неправильно понимаем смирение. Вы посмотрите: французская армия (Отечественная война 1812 года) идёт на Россию: огни-пожарища, насилия. Русская армия, православная армия, идёт до Парижа – ни одного грабежа, ни одного насилия, ни одного воровства. Что же это за армия такая: её же можно голыми руками взять. Но вспомните Бородино: бились как львы эти смиреннейшие люди. Как раз смиреннейшие люди показывают нам образцы такого мужества, такого бесстрашия, о котором, пожалуй, можно только мечтать. Посмотрите, как смиреннейший Христос вёл себя на суде: оплёванный, обруганный, связанный — Пилат спрашивал, а он молчал. Пилат диву даётся: «Ты мне не отвечаешь?».

Мы перепутали смирение с рабской покорностью, пассивностью. Смирение – это осознание того, что перед лицом Христа, перед лицом этой нравственной, духовной нормы – я грязь, я больной человек. Но я вижу, что и все другие заражены этими болезнями, и я отношусь с сочувствием к этим людям. Но совсем не к болезням. Я не возьму, например, на работу пьяницу охранять винный склад. Не потому, что я его осуждаю, а потому, что ему нельзя. Так и врага я буду стрелять – буду защищать свою Родину.

…Смирение никогда не лишает человеческого достоинства. Не смешивайте гордость и смирение. Когда женщина даёт пощёчину негодяю, это совсем не гордость, а человеческое достоинство», — объясняет профессор Московской духовной академии Алексей Осипов.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.